Вы здесь

«Маковое дело» — приговор судебной системе

4 сообщения / 0 новое
Последнее сообщение
sparco
Аватар пользователя sparco
Не в сети
Последнее посещение: 1 день 29 минут назад
Регистрация: 27.12.2012 - 19:16
«Маковое дело» — приговор судебной системе

Левобережный суд Воронежа вчера приговорил семью предпринимателей Полухиных более чем к восьми годам колонии. Их признали виновными в незаконном сбыте наркотических средств. Бизнесмены выпекали булочки с маком и продавали их в семейном кафе. Правозащитник Владимир Осечкин увидел в этом деле типичный случай устранения неугодных и объяснил «Секрету», почему надежды на улучшение ситуации нет.

«Маковое дело» — это очередной даже не сигнал, а сигналище, что сейчас в тренде закручивание гаек и ужесточение наказаний за предпринимательскую деятельность, у которой нет кураторов, крыш, покровителей и которая не аффилирована с госструктурами.

Фактически приговор вынесли не семье предпринимателей, а нашему правосудию. Если предприниматели, у которых на кухне нашли мак, получают сроки, аналогичные организаторам контрабанды и распространения в России сотен килограммов героина, значит, сегодняшняя следственно-судебная система выстроена дефектно и чудовищно.

За последние 15 лет наркотическая 228-я статья УК стала универсальной. По ней часто судят неугодных людей, которые встают поперёк системы правоохранительных органов, — политиков, журналистов, тех, кто подаёт жалобы в ЕСПЧ на действия силовых органов, не хочет платить дань за бизнес, уступать акции, продавать квартиру, коттедж или отдавать жену. Я знаю десятки подобных примеров. Например, человек вступился за девушек в ресторане, осаживая выпивших силовиков. Те вызвали подмогу, которая нашла у него в кармане несколько граммов амфетамина. Человека осудили на 10 лет строгого режима.

Если в Москве подброс наркотиков — это нечто из ряда вон выходящее, то в регионах это распространённое явление. Как правило, в таких делах протокол подписывают оперативники и штатные понятые, которые являются понятыми по сотням аналогичных изъятий. Потом заключение выдают ретивые эксперты, которые в большинстве своём зависят от следователей. В «маковом» деле фигурируют 4,5 тонны мака. В конце года они войдут в отчёт ФСКН по количеству изъятых и уничтоженных наркотических веществ и будут учитываться как доблестная борьба с наркотиками.

Государству пришло время одуматься и кардинально изменить эту систему. Должна быть чёткая градация. Несправедливо и невозможно, когда за изъятые 2,5 грамма гашиша или марихуаны человек получает срок, аналогичный наркоторговцу, который перевозил в спортивной сумке 10 килограмм героина.

К сожалению, противостоять молоту и наковальне оперативных служб, прокуратуры и суда сегодня невозможно. Следственно-судебная машина прогнила, она заточена только на репрессии. Она не распознаёт, предприниматель перед ней или нет, платил ли он налоги или был иждивенцем, который последние 15 лет вёл асоциальный образ жизни и занимался распространением наркотиков.

Никакой системы сдержек и противовесов не существует. У уполномоченных по правам предпринимателей есть голова, но связаны руки и ноги. Например, региональный бизнес-омбудсмен не имеет права посещать тюрьмы, чтобы побеседовать с человеком, который написал ему жалобу. Такое право есть только у федерального уполномоченного Бориса Титова.

sparco
Аватар пользователя sparco
Не в сети
Последнее посещение: 1 день 29 минут назад
Регистрация: 27.12.2012 - 19:16
Трафаретность приговоров

Трафаретность приговоров особенно видна в маковых делах. Они же являются наглядным доказательством того, что ФСКН борется с вымышленными наркотиками, в то время как реальные "заполонили" Россию.
Согласно Конвенции ООН маковая солома не отнесена к наркотическим средствам, но это не помешало нашим наркоборцам добиться не только признания маковой соломы наркотиком, но и полного запрета её оборота. И все годы существования ФСКН бакалейщиков сажают за торговлю пищевым маком лишь на том основании, что в нем содержится мизерная примесь сора, которую эксперты ФСКН называют маковой соломой.

____________________________________________________________________________________________________________________________________________________________
Семейная ОПГ «Очаг»

«Новая газета» уже писала об этом деле. Напомню вкратце. У семьи есть маленький бизнес — кафе «Очаг», которое Александр Полухин, полковник запаса, решил открыть, выйдя на пенсию. В сотрудники взял членов своей же семьи: жену, дочку, сестру жены. Все они впоследствии окажутся членами сплоченной организованной преступной группы. Но это будет потом. А без малого 15 лет бизнес Полухиных процветал — в кафе проводились банкеты, дни рождения, свадьбы. «Очаг» торговал своей же выпечкой: сосисками в тесте, пирожками с яблоками, картошкой, капустой, ну и плюшками с маком. А мак, как вы знаете, в понимании ФСКН в последние годы стал страшным криминалом.

Согласно незамысловатой логике сотрудников ФСКН, наркоманы извлекают из пищевого мака ацетилированный опий (не из зерен, а из содержащейся в них примеси маковой соломы), а значит, те, кто продает булочки с маком, — сбытчики наркотиков. Короче, в 2010 году, когда маковые дела по стране против бакалейщиков, оптовиков и мелких предпринимателей заводили со скоростью ветра, а их бизнес разоряли, наркоборцы пришли и в полухинский «Очаг», заявив, что те «смешивают» пищевой мак с наркотиками и продают его страждущим. Главарем семейной ОПГ назначат пенсионерку Марию Полухину. Согласно обвинению, она «объединилась» со своей сестрой, тоже пенсионеркой, Ниной Чурсиной, и вместе они предложили Евгении и Александру Полухиным «вступить в преступную группу». Те, «движимые корыстными побуждениями, дали согласие».

Как они «смешивали» мак с наркотиками? По мнению следствия, Мария Полухина, ее сестра и дочь удалялись в гараж, там растворяли опий, набрызгивали его на мак, просушивали феном и смешивали с маковой соломой.
Александру Полухину в ОПГ отвели особую роль: «являясь военным пенсионером высшего офицерского состава, квалифицированным специалистом в вопросах тактики и стратегии, он разрабатывал конспиративные методы с целью исключения возможности задержания».
Но в чем конкретно заключались эти методы — ФСКН не пояснила. Даже на суде.

Хотя это в принципе абсолютно не важно, потому что все уголовное дело должно было развалиться только в силу одного аргумента: пищевой мак в России не запрещен. Точка. Остальные тома уголовного дела — макулатура.

ФСКН, понимая это, упирала на ГОСТ, требования которого невыполнимы. ГОСТ не допускал ни единого процента примесей в маке — ни соломы, ни наркотических веществ. В то время как абсолютная очистка зерен невозможна: даже если проверить суперочищенный мак, в нем найдутся следы опия. И об этом уже устали повторять все более или менее грамотные специалисты. Еще раз: тысячные доли грамма наркотических веществ есть в любом маке — в тех же сушках, рулетах и прочей выпечке, которая ежедневно продается в продуктовых магазинах.

Но ФСКН и прокуратура стремятся к идеалу, полагая, что мак обязан быть стопроцентно чистым. А если нет, значит, в него что-то специально намешали. ФСКН изымет из «Очага» 4 тонны пищевого мака, которые в материалах дела быстро превратятся в 4 тонны наркотической смеси. А это особо крупный размер.

Судья: «Вам еще долго посидеть придется»

Те, кто инициировал дело против Полухиных, очевидно, ожидали, что они согласятся на все, лишь бы не идти на посадку. Но Полухины мало того, что откупаться не стали (а им настойчиво предлагали крышевать их бизнес), но и молчать не пожелали — начали жаловаться, писать правозащитникам, встречаться с журналистами.

И дело против них по статье 228.1 УК, часть 3, довели до суда. А суд этот тянется три года. Скоро конец. Александр Полухин приезжает на процесс из СИЗО, где со своим больным сердцем находится второй год. Его дочь Женя провела в тюрьме год — выпустили только под немалый залог. Мария Полухина и ее сестра под подпиской и на валокордине. Все вместе они пытаются доказать в суде свою невиновность. А суд идет так.

Вот выдержки из стенограммы. Женя Полухина заявляет ходатайство об осмотре в ФСКН изъятых в кафе «Очаг» 4 тонн мака.

Прокурор Смагин: Ваша честь, прошу оставить ходатайство без рассмотрения.

Судья Лебедева: Позиция суда такая же.

…Александр Полухин просит вызвать в суд одного из оперуполномоченных, проводивших ОРМ.

Прокурор Смагин: Мы допрашивали его по всем обстоятельствам.

Подсудимый Полухин: По каким всем?

Прокурор Смагин: Не перебивайте меня, Полухин! Еще раз прошу, удалите, Ваша честь, его из суда, он не умеет себя вести. Он что, бог, царь здесь? Я терпеть это не буду. Я вот сегодня напишу рапорт на сайт всей страны (?! — адрес чудо-страницы не назвал. — В.Ч.) с распространением вашего хамского поведения в отношении стороны государственного объединения. Поэтому прошу оставить без рассмотрения.

Судья Лебедева: Суд оставляет без рассмотрения.

Полухин А.П.: Мы возражаем, и свои возражения в письменном виде изложим на следующем судебном заседании.

Прокурор Смагин: Если доживете.

…Женя заявляет ходатайство о вызове в суд Ольги Зелениной, специалиста пензенского НИИ сельского хозяйства. Ее позиция совсем не согласуются с версией следствия. Зеленина письмом сообщила суду, что готова приехать, хоть за свой счет.

Судья Лебедева: Что она нового может вам сказать?

Мария Полухина: Нам нет, а Вам, Ваша честь, она многое может открыть.

Судья Лебедева: Ничего другого она не скажет.

…Подсудимые просят приобщить к делу результаты проверки на полиграфе.

Судья Лебедева: Полиграфы ваши говорят, что вы не обманываете, говорите правду и прочее… Все это есть, зачем макулатура ваша?

Нина Чурсина: Просто чтобы у суда о нас сложилось мнение.

Судья Лебедева: О вас уже давно сложилось мнение. Можете не стараться.

…Подсудимые допрашивают эксперта ФСКН, которая исследовала пищевой мак, изъятый в «Очаге», и пришла к выводу, что это — «наркотическая смесь».

Женя Полухина: А может ли суд проверить выводы (эксперта ФСКН. — В.Ч.) о количественном содержании в нашем пищевом маке наркотических средств? Да еще и с точностью трех знаков после запятой?

Судья Лебедева: Я не собираюсь этого делать.

…Женя Полухина: Ваша честь, мы бы попросили от всей нашей семьи сделать прокурору замечание. Когда вы уходили из зала на перерыв, он кричал, что он нашу «семейку посадит». У нас все это записано на диктофон.

Нина Чурсина: Оградите нас от таких слов. Прокурор говорит: «Веночек купите себе».

Судья Лебедева: Я это (заявление подсудимых на прокурора. — В.Ч.) не приму.

Александр Полухин: Приобщите его к материалам уголовного дела.

Судья Лебедева: Я ничего приобщать не буду!

…Александр Полухин (за 1,5 года до приговора): Наркотиков нет, а мы в клетке.

Судья Лебедева: Вы их не видите! Надо было видеть, когда вы торговали наркотическими средствами.

Александр Полухин: У вас УЖЕ такое мнение сложилось? Прошу занести в протокол.

…Александр Полухин просит вывезти его в Наркоконтроль — на исследование вещдоков — изъятого мака.

Прокурор Смагин: Не повезем.

Александр Полухин: Да вы освобождайте меня, я сам приеду, ради бога.

Прокурор: Я походатайствую, посидеть еще надо будет, санкция от 5—12 лет.

Судья Лебедева: Да после такого отношения и поведения, я думаю, что вам еще долго посидеть придется.

Подсудимые, конечно, жаловались на судью Лебедеву в квалификационную коллегию судей. После одной из жалоб, в апреле 2014 года, Лебедева и взяла под стражу Александра Полухина.
За пределами суда тоже происходят чудеса. Вот звонит сыну Нины Чурсиной Валерию, работающему в «Очаге» администратором, свидетель по делу — наркоман Наумов. На следствии он свидетельствовал против Полухиных: якобы те сбывали ему мак. А теперь Наумов, отбывающий наказание по другому делу, звонит и просит перечислить ему деньги в обмен на изменение показаний. Свидетеля Чурсин записал на диктофон (запись имеется, привожу ее с сокращениями):

«Наумов (Чурсину): Ты взрослый мужчина, ты понимаешь, вот то, что я такие показания дал. Они идут официально в деле. А я просто вот реально могу тебе сказать, что я могу от них отказаться. <…>

Чурсин: Я не понимаю твоих мотивов. В тебе что, совесть проснулась?

Наумов: Так я не просто так звоню тебе… <…> Ну, переметнешь деньги на симку. Вот и все… Можешь, как бы, быть спокоен. Какие показания давал, я от них откажусь».

Чурсин деньги перечислять не стал, а пошел с заявлением в отношении Наумова в СК, СК переслал бумагу в ФСКН, там она и пылится. Аудиозапись разговора Чурсина и Наумова судья Лебедева заслушать отказалась, заявив: «Она мне не нужна». А прокурор еще и протестовал, что подсудимые завели речь о наркомане Наумове. Мол, это вопросы не по существу, хотя именно Наумов дал на всех показания.

— Плохо, что сторона обвинения не прочитала обвинение, — заметил Полухин.

— В тюремной больнице балдели 2 месяца, еще придется посидеть побольше, — отреагировал прокурор. — Я буду ходатайствовать о продлении вам стражи, и суд удовлетворит это ходатайство. Я не угрожаю, я приму всевозможные меры.

Ровно через месяц судья Лебедева продлит Полухину содержание под стражей.
Женя Полухина: Я вправе спросить: где мои наркотики? Этот вопрос я задавала в течение всех лет уголовного судопроизводства. И все это время сначала следователь, а затем суд отказывали нам в осмотре наркотиков. <…> Нам втюхивали какой-то суррогат, бросив беглый взгляд на который, судья заявила, что ей «все понятно»… А что конкретно понятно? Если наркотиков нет! Если в ответ на требование их предъявить прокурор заявляет, что «наркотики там, в мешках!». То есть суду предлагается поверить на слово. Нам нет нужды объяснять, что представленный в мешках пищевой мак (наш ли, не наш ли) ВСЕГДА содержит маковую солому и опий. Мы требовали от прокурора представить нам конкретные наркотики. Мы требовали представить нам доказательства вменяемого нам умышленного смешения наркотиков с семенами. Ничего не представлено.

Я занималась законной реализацией пищевого мака. Реализовала я мак разным приобретателям, наверняка и наркоманам. Однако статья 228.1 УК РФ не обязывает меня спрашивать у покупателя: «Ты, случаем, не наркоман?!» Иначе точно так же можно привлечь к уголовной ответственности за сбыт столового уксуса, пищевой соды, воды, которые так же приобретается наркоманами в преступных целях.
Такие вот свидетели

Кстати, про свидетелей, которым Полухины якобы сбывали наркотики. Их всплыло двое. Один сейчас на зоне — тот самый Наумов, что клянчил деньги. Другая… Я к ней пришла в гости. Жанна Деревенских освободилась совсем недавно. У нее тоже наркоманская статья (сбыт маковой соломы). Но повезло: ее приговор отменили и освободили. Вину признает частично. Не отрицает: да, пищевой мак продавала, но он был не запрещен к обороту. Жалеет о том, что посадили ее вместе с дочкой, которая по ее просьбе отвозила покупателям товар. Дочке дали 4 года, Жанне — 7. Еще жалеет, что по просьбе ФСКН врала насчет Полухиных, в том числе на очной ставке, хотя не была с ними знакома, никогда не покупала у них пищевой мак и первый раз увидела их только в суде. Говорит, что стыдно. Думала, что, если даст нужные показания, ее и дочку не отправят по этапу, а оставят в СИЗО.

— В обмен на это я и должна была подтвердить, что приобретала семена мака в «Очаге», что была у Полухиных дегустатором семян мака и говорила, хороший раствор или нет. Только после этого они якобы заказывали партию.

Но Деревенских обманули. Ее и дочь этапировали в колонию. А Жанна добилась невозможного — возбуждения надзорного производства по своему делу, отмены приговора и реабилитации по большей части эпизодов. В прошлом году она выступала в суде по Полухиным, сказала то же самое: вынудили лжесвидетельствовать! Ее новые показания есть в деле. Но почему-то мне кажется, что их вряд ли учтут. На приговор по Полухиным Деревенских пойдет.

Варвара Игоревна
Аватар пользователя Варвара Игоревна
Не в сети
Последнее посещение: 23 часа 12 секунд назад
Регистрация: 13.11.2014 - 23:58
Булки с маком вне закона? Наш

Булки с маком вне закона? Наш суд, самый гуманный суд в мире...(в борьбе все средства хороши, но до такой степени.... StanislavX  01 )

sparco
Аватар пользователя sparco
Не в сети
Последнее посещение: 1 день 29 минут назад
Регистрация: 27.12.2012 - 19:16
Далеко не все суды меж тем

Далеко не все суды меж тем так охотно готовы брать на себя ответственность за сомнительные уголовные дела, возбужденные против продавцов кондитерского мака, не запрещенного, подчеркиваем, к обороту. Быть может, здесь делают свое дело слухи о ликвидации ФСКН, а может — личные убеждения судей, ставящих себе целью не посадить людей, а разобраться.

Так, Армавирский городской суд в лице судьи Притулина вернул прокурору дело в отношении владелицы бакалейного склада Елены Болдыревой и еще троих подсудимых (это ее муж, сторож и продавец) — «для устранения неустранимых в судебном заседании нарушений норм уголовно-процессуального закона». Данное дело суд возвращает прокурору уже в четвертый раз.

Брянский областной суд также вернул прокурору Москвы дело в отношении «организованной преступной группы», поставлявшей кондитерский мак из-за рубежа (своего мака Россия не производит). По делу проходит 13 человек, среди которых владельцы фирм, занимавшихся поставкой, продавцы из ларьков и даже сотрудник Пензенского НИИ сельского хозяйства Ольга Зеленина, попавшая под уголовное преследование из-за своего письма, в котором она усомнилась в верности методики исследования маковых зерен, применяемой экспертами ФСКН.

В деле на сегодняшний день 707 томов. Обвинительное заключение — 468 томов. Дело поступило в суд 1 августа прошлого года.

В июле исполнится три года, как Роман Шилов, один из обвиняемых по этому делу, сидит в СИЗО. А суд даже еще не начал рассматривать дело.